Мы работаем при поддержке
08.12.2016. Четверг

В романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» описана такая сцена: «Уловив вопрошающий взгляд Живаго, он воскликнул: – Как? Разве вы ничего не заметили? Я думал, вы догадались о моем недостатке…. Вдруг все объяснилось … он был феноменально способным воспитанником школы Гартмана или Остроградского, то есть глухонемым, с невероятным совершенством выучившимся говорить не по слуху, а на глаз, по движению горловых мышц учителя, и таким же образом понимавшим речь собеседника».

Александр Федорович Остроградский был одним из директоров самой известной в России школы для глухонемых, основанной в 1806 году императрицей Марией Федоровной. Сейчас это старейшее российское учебное заведение по обучению глухих детей носит название школа-интернат (коррекционная школа I вида) № 1 в Санкт-Петербурге.

Директор школы, Наталья Михайловна Крутицкая, говорит: «Мы стараемся продолжать многовековые традиции своих знаменитых предшественников. Почти все выпускники школы говорят внятно. Такими результатами наши опытные сурдопедагоги и дефектологи гордятся. А молодые педагоги-энтузиасты спрашивают себя – сможем ли мы добиться того же, сможем ли научить ребенка внятной связной речи?»

В школе-интернате дети проходят полную программу обучения, но за больший срок, учителя говорят: «10 за 12». Сейчас в школе учатся 122 ученика. До 7-го класса дети живут здесь, на территории школы-интерната в отдельном доме, старшие приезжают на занятия из разных районов города. Школа является опорной и базовой для кафедры сурдопедагогики факультета коррекционной педагогики РГПУ им. А. И. Герцена и для Межрегионального центра реабилитации лиц с проблемами слуха (колледж).

По данным Минздравсоцразвития, ежегодно в России рождается от полутора до двух тысяч глухих детей и такое же количество приобретает глухоту позднее. Как сложится их судьба? Как пойдет их обучение?

История сурдопедагогики в России насчитывает более 200 лет. В школе-интернате № 1 используют методику Зыкова Сергея Александровича, выдающегося сурдопедагога. Разработанная им система развития речи (обучения устной и письменной связной речи) сложилась в 40-е годы XX века.

Впоследствии методику развивала его дочь, Зыкова Татьяна Сергеевна. При этом методе глухие обучаются понимать, следя за губами, что им говорят, и начинают говорить сами. В школе считают, что знания знакового языка и даже более сложной побуквенной дактильной речи («письма в воздухе») недостаточно, чтобы глухой человек успешно вписался в общество: ведь зная лишь «свой» язык, глухие могут общаться только друг с другом.

В школу-интернат дети попадают разными путями. Одни – после специальных коррекционных детских садов, их в Петербурге пять. Эти дети проходят начальную речевую подготовку; с ними легче, они знают 17 основных звуков речи (фонем). Приходят и неподготовленные дети, с которыми никто не занимался. Есть и более тяжелые случаи, когда глухота сопровождается ментальными нарушениями. Таких детей тоже нужно обучать, социализировать, дать им возможность вписаться потом во взрослую жизнь.

С какими трудностями приходится сталкиваться человеку, лишенному слуха? Визуальной информации вокруг очень мало. На улицах, в помещениях неслышащие люди иногда теряются.

Например, в транспорте, когда вдруг все покидают вагоны. Что это – авария, или поменялся маршрут следования? Нужны мониторы, бегущая строка. Некоторые телевизионные каналы сопровождают выпуски новостей бегущей строкой, но таких мало. Иногда ученики прибегают к учителям с вопросами: «О чем это вчера по телевизору рассказывали? Какое-то событие произошло, а из картинки непонятно».

Прошлогодняя церковная рождественская служба сопровождалась сурдопереводом, трансляция шла на одном из петербургских телеканалов. Все это хорошо, но мало таких примеров. Хочется большего внимания к инвалидам по слуху.

Педагоги, по возможности, готовят своих учеников к сложным ситуациям. На уроках ОБЖ много внимания уделяется поведению на улице. А в специальном кабинете в игровой форме ребят учат «Азбуке безопасности дорожного движения».

Инспекторы из ГИБДД результатами довольны. В 2009 году школа-интернат получила грамоту «Лучшее образовательное учреждение Санкт-Петербурга по профилактике дорожно-транспортных происшествий».

Вместе с Ларисой Васильевной Тихомировой, заместителем директора по учебно-воспитательной работе, идем во второй класс на урок математики. Мы здороваемся, нам отвечают и жестами, и голосом.

Ведет урок Ирина Викторовна Синявская – недавняя выпускница педагогического университета имени А. И. Герцена. В классе шесть человек (для школы это норматив), дети сидят полукругом, решают примеры, устно отвечают на вопросы. «Сколько будет пять умножить на три?» Руки тянутся, дети вскакивают с мест. Проговорить «пятнадцать» сложно, но все справляются.

Немного разговариваем с учениками. «Как тебя зовут? Сколько тебе лет? Какой твой любимый урок?» Ответы получаются у всех, у кого-то совсем внятно, у других пока не очень. С годами внятность разовьется: еженедельно каждый ученик занимается индивидуально с педагогом-дефектологом 3 часа.

Переходим к четвероклассникам. У них идет урок чтения. Проходят рассказ Льва Толстого «Прыжок». Учитель, Людмила Викторовна Утробина, ставит вопросы так, чтобы дети в ответах использовали как можно больше разных слов: «корабль возвращался из плавания», «заканчивал плавание», «это было плавание вокруг Земли». «Корабль был в кругосветном плавании!» – так отличилась одна из учениц. Словарный запас у детей богатый даже для четвероклассников – это заслуга преподавателя. Ребята используют глаголы с правильными окончаниями, значит, понимают их значения, мыслят логически, чего и добиваются педагоги.


У семиклассников урок развития речи. Ведет его Чайка Светлана Васильевна, дефектолог, учитель русского языка и литературы. Предмет изучения – картина украинского художника Сергея Алексеевича Григорьева «Вратарь».

Задача учителя – вовлечь всех в обсуждение, заставить ребят думать, подбирать слова-синонимы, разнообразить описание картины, говорить о художнике. Светлана Васильевна передает детям свои эмоции и энергию, дети оживлены, тянут руки, произнести «Третьяковская галерея» для них уже и не такая сложная задача.

В конце короткого похода по классам Лариса Васильевна говорит: «Понимаете, неважно, какой сейчас урок, главное – развитие речи на каждом уроке, потому что именно на основе словесной речи изучаются все школьные предметы».

После уроков Лариса Васильевна и Светлана Васильевна показывают короткие фильмы, отснятые детьми в школьной киностудии «Жираф». В прошлом году на 18-ом международном фестивале экологических фильмов «Зеленый взгляд» короткометражка «жирафовцев» «Погуляли» получила награду за оригинальное решение и эстетику.

Улыбаясь, учителя вспоминают: «На кинофестивале так были удивлены, что спросили, у кого же из актеров проблемы со слухом. Не могли поверить, что все дети – глухие».

В кабинете Касавиной Марины Олеговны много современной аппаратуры. Ее задача – развитие остаточного слуха. Остаточный слух в разной степени есть у всех, кто страдает глухотой. Одни лучше слышат более высокие звуки, другие – низкие.

Для развития слуха каждый ученик имеет свой слуховой аппарат. Аппараты выдаются бесплатно раз в четыре года и, конечно, они совершенствуются. Есть в кабинете аудиотека с записью звуков природы, и всего, что нас окружает в быту и на улице: падающие капли воды, сигналы транспорта.

Директор школы, Наталья Михайловна Крутицкая, вспоминает, как однажды на экскурсии в осеннем парке ее ученик сказал: «Я не слышу, как шуршат осенние листья, но я знаю этот звук».

В кабинете ученики работают в наушниках, усиливающих громкость. «Капает вода. Сколько капелек сейчас упало?» Это один из примеров кропотливой ежедневной работы, результат которой – улучшение остаточного слуха, развитие ритмичности и внятности речи, постановка правильного ударения, выработка слитности.

В школе-интернате каждый урок перекликается с другими. Например, если на уроке литературы дети изучают «Капитанскую дочку» Пушкина, то в кабинете дефектологии педагоги помогают ученикам со сложными по произношению словами повести. Если предстоит экскурсия, педагоги проводят занятия до нее, объясняют детям предмет экскурсии, пополняют их словарный запас, чтобы на экскурсии не отвлекаться на толкование смысла отдельных фраз.

Часто учителя слышат похвалы экскурсоводов: «Ваши дети задают такие продуманные, глубокие вопросы!» Как приятно это слышать, ведь педагоги делают все, чтобы их ученики развивались наравне со здоровыми сверстниками.

Мы заходим в кабинет для индивидуальных занятий. Нина Гелиевна Маковеева проводит занятие с Никитой. Он четко выговаривает: «Здравствуйте, меня зовут Никита, мне восемь лет». Нисколько не смущаясь присутствием посторонних (надо отметить, что неказенная, домашняя атмосфера школы раскрепощает, снимает зажатость у детей), он работает над четким произношением звуков.

При первой заминке Нина Гелиевна компьютерной мышкой находит подсказку на мониторе. Никита видит, что написано на экране: «звук «з», «язык внизу», «губы растянуты в улыбке». Читает, кивает, теперь «ззззз» звучит у Никиты уверенно. Потом будет изучение диалога, и так каждый день.

Нам важно, говорят педагоги, чтобы дети были готовы к общению в самых разных ситуациях: в поликлинике, при поездках в другие города на транспорте, в гостинице, в кафе.

Воспитанники школы-интерната № 1 не домоседы. Они ездят на конкурсы и фестивали, на экскурсии и соревнования. В школе любят спорт. Выпускники успешно выступают на сурдлимпийских играх для глухих (отдельный вид соревнований в отличие от паралимпийских игр) в России и за рубежом, привозят домой награды.

Учитель физкультуры Дудина Ксения Андреевна, сама выпускница этой школы, окончила университет физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта. Как рассказывают с гордостью педагоги, в университете у нее часто спрашивали: «У вас действительно проблемы со слухом?» Никак не могли поверить, что девушка, бойко отвечающая на экзаменах, ничего не слышит.

Как и во всех обычных школах, ребята знакомятся с профессиями, думают о взрослой жизни. Работать в автосервисе, или стать шофером (глухота – не препятствие для вождения), а может быть, в ресторане поваром-кулинаром? Можно стать фотографом, а можно – социальным работником. Или окончить университет и вернуться в родную школу педагогом, как учитель рисования Сатомский Дмитрий Станиславович. А может, стать сурдо-переводчиком и работать экскурсоводом?

Кстати, профессии экскурсовода ребята обучаются в школьном музее. Небольшой зал вмещает множество экспонатов всех исторических эпох. История школы богатая: от памятной встречи в Павловском парке императрицы Марии Федоровны с мальчиком, страдающим глухотой, до наших дней.

Школьники учатся проводить экскурсии для слушателей всех возрастов. Заведуют музеем, хранят и пополняют материал и экспонаты педагоги-дефектологи Гулевская Елена Игоревна и Жилинскене Елена Михайловна.

После того, как прозвенит прощальный звонок, связь выпускников с родной школой не прервется. И педагоги интересуются, как дальше складывается жизнь ребят, и сами выпускники часто забегают в школу. Приводят знакомых (такой школой можно гордиться), назначают встречи одноклассников. Бывает, приезжают издалека те, кто окончил школу еще в послевоенные годы. Здесь их второй дом, вторая семья. Здесь они научились, как замечательно сказал Осип Мандельштам, «блаженным словам».

Источник: Милосердие.ru

Нам важно ваше мнение! Пишите комментарии и присоединяйтесь к нам в социальных сетях: ВКонтакте, Twitter, Instagram, YouTube, Facebook. И устанавливайте наше мобильное приложение для Android и iPhone.



 
 

Добавить комментарий

Комментирование доступно гостям. Комментарии модерируются.
Оставляя комментарий, вы подтверждаете, что согласны с Правилами.
Правила размещения сообщений пользователями на сайте «Глухих.нет».


Войти с помощью соцсетей



Защитный код
Обновить

Нравятся новости «Глухих.нет»? Отблагодари рублём!




Ближайшие мероприятия


   

Авторизация

Вы можете войти с помощью социальных сетей:

или пройти обычную процедуру авторизации: