Мы работаем при поддержке
05.12.2016. Понедельник
На первый взгляд профессия сурдопереводчика на телеканале является штучным товаром. Посудите сами, каналы, которые переводят новости на жестовый язык можно пересчитать по пальцам одной руки. А переводчиков, которые это делают – двух. Поэтому я решила спросить у самих переводчиков: так ли это. Оказалось, что переводчик с жестового языка – профессия очень востребованная, набирающая сейчас обороты.

Я пообщалась с тремя переводчиками, работающими на трех каналах. Все они оказались интересными собеседниками с самобытными жизненными историями.

Татьяна Журкова – очень известный и уважаемый специалист в сфере переводов с жестового языка. На  Первом национальном она совместно с коллегой Ладой Соколюк переводит выпуски новостей в 15:00 и в 18:20. А с недавних пор в ее арсенале появились такие передачи, как «Глибинне буріння», «В гостях у Дмитра Гордона», а также хит-парад «Национальная двадцатка». Не стоит говорить, что в своей сфере Татьяна даже более известна, чем  Алла Мазур.
 
Татьяна Журкова.

- Расскажите, как вы попали в профессию.

 – В профессию пришла случайно, никогда не думала, что буду переводчиком жестового языка. Но так получилось, что меня пригласило работать общество глухих в театр «Радуга». Это театр, в котором  работают на сцене неслышащие актеры. Они разговаривают языком жестов, их озвучивают дикторы. То есть, полноценный спектакль, только там люди на сцене не слышат и разговаривают жестами. Переводчик нужен, чтобы актеры работали во время репетиций. Он также ведет спектакль. Признаюсь, я тогда была не очень хорошим специалистом.

- Что было потом?

 – Я там поработала какое-то время, потом решила, что это может быть моей профессией: закончила институт (дефектологическое отделение пединститута Драгоманова). Потом в 2005 году меня пригласили работать на телевидение. Кроме того, я преподаю жестовый язык на курсах при Украинском обществе глухих.

- Это правда, что в профессию приходят люди, у которых в семье есть неслышащие?

 – Была такая тенденция, но сейчас ситуация изменилась. Вот в прошлом году была группа студентов, которые учили жестовый язык, они были все из семей слышащих. В нынешней группе также большинство людей из семей слышащих, но у них есть или брат, или сестра… Приходят люди, которым просто интересно.

- То есть, ваша профессия не вымирает?

 – Нет, и не в последнюю очередь потому, что сурдоперевод появился и на телевидении. Появилось в учебных заведениях множество групп. Украинское общество глухих добилось того, что высшие учебные заведения набирают группы неслышащих. Слух не определяет наличие умственных способностей. Очень много неслышащих работает на уважаемых фирмах. У многих есть родители, которые хорошо зарабатывают. Многие добились своим трудом. Просто, глухих людей меньше и они виднее. А среди них также есть много талантливых. Они очень хорошие компьютерщики. Они хорошо ориентируются в интернете. Иногда даже я прошу мне помочь.

- Расскажите, как вы готовитесь к прямому эфиру.

 – Я обязательно стараюсь прочесть информацию. Перевод есть перевод, и есть нюансы, которые заранее нужно знать. Не все, например, знают  слово «легитимность». В последнее время часто начали этим словом пользоваться. Но кто это, что это... Пользуемся словарями, все как положено.

- Нынче также очень популярно слово «покращення»…

 – (смеется). Жестом это можно показать. Есть такой жест «лучше, лучше и лучше».

- На Первом национальном два переводчика. Работа настолько изматывает?

 – Конечно. Очень! Недаром работают неделя через неделю дикторы и выпускающие. Это же постоянный стресс. А те 15 минут в эфире вы понимаете, что не будет никакой подсказки ни от кого. Ты один на один с камерой. Как ты донесешь информацию, так оно и будет. Потом можно будет посмотреть, но ответственность никто не изменял.

- Вы, наверное, помните свой первый эфир?

 – Помню. Это был эфир с  Андреем Смияном. Мне казалось, что у меня сердце выпрыгнет. Но вот новостей, которые тогда читала – не помню абсолютно. Но зато помню те новости, которые связаны с травмами, которые получали дети. Я до сих пор помню одну новость… До сих пор содрогаюсь, вспоминая ее.

- А сейчас сложно успевать за диктором?

 – Я в любом случае отстаю. Идет момент такой: запаздывание подачи информации. Я сначала слушаю, обрабатываю и выдаю ее. Конечно, секунда-две есть задержки.

- Есть обратная связь с аудиторией?

 – Конечно. Пишут смс, часто встречаюсь со своими зрителями – ведь я работаю в обществе глухих. Иногда критикуют, иногда высказывают пожелания. Все, как в любой работе. Даже об одежде мне рассказывают, о прическе. Ну а как же?

- У профессионалов есть свой сленг или мода на слова?

 – В простом разговоре, может, и есть. Но в переводе – никогда. Есть такое понятие, как почерк. Это жест, который правильный, верный, но разные люди его по-разному показывают. То есть, как почерк у каждого человека.



Александр Трыкин еще в школе увидел по телевизору новости с переводом для неслышащих. Было это в далеком 1987-м. С тех пор Александр всеми силами борется за предоставление жестовому языку статуса полноценного языка. А еще он с самого первого дня его основания состоит в Совете переводчиков с жестового языка. Ну и, конечно же, не забывает вести шестичасовой выпуск « Вікна. Новини» на  СТБ.
 
Александр Трыкин.

- Как люди становятся переводчиками с жестового языка?

 – У каждого свой путь в профессию. Но есть одна закономерность: очень часто переводчиками становятся дети глухих родителей. Или же кто-то из родственников глухой. В последнее время профессия становится более популярной и престижной, хотя до этого еще далеко. А ведь во всем мире переводчики с языка жестов приравнены к переводчикам с иностранного языка.

- Каким же был ваш путь в профессию?

 – Я жестовым языком занимаюсь с 11 января 1987 года. Это дата, когда появились первые дикторы-переводчики на центральном телевидении. Они переводили по второму каналу главную информационную программу страны «Время». Я тогда был еще школьником, учился в старших классах. Меня это увлекло – сначала не укладывалось в голове. Но я стал смотреть все выпуски передачи. До 1991 года я уже экстерном сдал экзамены на курсах переводчиков. Тем или иным образом я всю жизнь был связан с обществом глухих:  в основном работал на общественных началах. Возможности работать постоянно не было, потому что я учился в институте, (по специальности я логопед). Главное, если у человека есть цель, то он всегда найдет возможность  чтобы развиваться в профессии.

- Где можно изучить жестовый язык?

 – Обучиться основам жестового языка можно на курсах, которые проводит Украинское общество глухих в учебно-восстановительном центре в Пуще-Водице. Там проводят профессиональную подготовку в течение 4,5 месяцев, выдают сертификат государственного образца. Но там дают только основы, все остальное зависит от самого человека. Ведь у жестового языка есть своя специфика. Он живет только в своей среде. Без живого общения с носителями хорошим профессионалом стать невозможно. Если человек хочет стать профессионалом высокой квалификации, ему нужна постоянная практика.

- Как знакомые относятся к вашей профессии?

 – Мои близкие уже привыкли к моей профессии. Но поначалу удивляло то, что люди не пытаются вникнуть в суть. Некоторые телезрители, которые мельком увидят переводчика на экране, думают, что мы сами глухие. Не понимают: как мы можем переводить, если мы сами не слышим. Согласен, что  это профессия, необычная. Но она очень востребована. Глухих людей меньше не становится. Эти люди  требуют специальных подходов в обучении. Пока будут глухие, пока будет существовать Общество глухих  всегда будет потребность в профессии переводчика жестового языка.

- Расскажите о перспективах профессии переводчика жестового языка.

 – Самое главное сейчас – мы добиваемся, чтобы жестовый язык был признан на межгосударственном уровне не средством общения глухих людей, а полноценным языком со всеми вытекающими последствиями. Должна быть госпрограмма поддержки и развития языка. От подготовки квалифицированных переводчиков, до научных исследований. Научные исследования проводятся, защищаются диссертации, но пока на государственном уровне в Конституции  статус языка не прописан. А во всем мире уже давно доказано, что это язык со своей лингвистикой, грамматикой и морфологией. Вот тогда профессия резко пойдет вверх. Даже сейчас есть много желающих ее освоить. Но из-за недостатка господдержки нас даже считают социальными работниками. А у них зарплата – копейки. А ведь кушать хочется всем. Хотелось бы получать адекватное вознаграждение. Мы – переводчики, а не социальные работники.

- Есть ли какие-то тонкости подготовки к прямым эфирам?

В режиме прямого эфира могут возникнуть различные непредвиденные моменты. Но профессионализм диктора-переводчика выражается в том, чтобы он всегда находил   выход из любой сложной ситуации. В основном мы все успеваем, потому что  предварительно  готовимся к эфиру. Мы просматриваем тексты будущих новостных сюжетов, даже если мало времени, чтобы быть в курсе того, о чем будут говорить. Но есть сюжеты, которые готовятся уже во время эфира и тогда     мы не знаем, что будет дальше.  В такие моменты  приходится воспринимать информацию на слух. Конечно, от этого  качество может быть хуже, потому что очень сложно одновременно  и слушать  и думать, как это выразить жестами, да еще и не отстать по времени.

- То есть, вы должны ориентироваться в потоке информации?

 – Мы должны знать лексические значения всех сложных слов, политических и других терминов.  Допустим:  слово  «оптимизация».  Оно обозначает сокращение чего-то    для улучшения.  Как это выразить одним жестом?  Поэтому, подручные средства – словари. Ну и конечно, консультируемся друг с другом. Созваниваемся перед эфиром с коллегами. Спрашиваем, как лучше показать то  или иное   слово, каким именно   жестом.

- А обратная связь с аудиторией имеется?

 – Я имею обратную связь со зрителями. У нас есть сайт совета переводчиков жестового языка. За годы работы у нас появилось много друзей среди глухих. Нет-нет,   да  и  слышим в свой адрес высказывания. Приятно, когда хвалят, но бывает и конструктивная критика. Обратная связь существует, потому, что у нас есть своя аудитория зрителей. Мы очень популярны в их среде.

- Кем обычно работают неслышащие?

 – Все зависит от человека. От того, кем он хочет быть. И,  конечно же,  от образования. Возможности у глухих людей ограничены тем, что они не слышат. Но только и всего. Есть масса профессий, которыми они могут овладеть на высоком уровне. Я работаю в КПИ, и там есть группа  глухих  студентов, которые учатся на факультете информатики и вычислительной техники. Профессия программиста сейчас очень популярна.  Она очень подходит для глухих людей. Ведь говорить не надо, надо думать и составлять программы. Глухие часто работают  зубными техниками. Мой друг Виталий Радько много лет работает в Киеве, у него своя клиентура. Многие ребята работают в Ашане на кассах, в Макдональдсе.   Они могут работать учителями в школах для слабослышащих детей. Их профессиональная жизнь и материальный достаток не зависит от глухоты.   Много есть глухих художников, поэтов, актеров. Но, повторюсь, все зависит от человека.



Виталина Сергеенкова работает на  Новом канале. Она переводит новостной выпуск  Репортера, который выходит поздно ночью.
 
Виталина Сергеенкова.

- Как так получилось, что вы стали переводчиком жестового языка на ТВ?

 – У меня в семье бабушка и дедушка неслышащие. С раннего детства я знала язык жестов на бытовом уровне. Ну а затем уже поступила на курсы переводчиков, окончила их и работала некоторое время в Обществе глухих. Нельзя сказать, что я именно в детстве решила быть переводчиком. Просто у меня это получалось, и было бы неразумно заниматься чем-нибудь другим. Кроме профессии переводчика  у меня есть и гражданская профессия. Я – юрист.

- То есть, переводчиком стать может каждый?

 – Человеку с улицы стать переводчиком жестового языка можно, но сложно. Я сталкивалась с людьми, которые просто захотели обучиться жестовой речи. Им было тяжеловато даже на курсах учиться. Они, конечно, закончили, но сложности были. Их подготовка намного отличается от тех людей, которые росли в семье вместе с неслышащими людьми. Нужныпостоянная практика и огромное желание.

- А от своей аудитории получаете отзывы?

-У меня только недавно появилась страничка в электронной почте на сайте Нового канала. Пока откликов на мою работу не приходило.

- Как вы готовитесь к эфиру?

 – Перед началом перевода я ознакамливаюсь с информацией. Ведь, один жест может иметь несколько значений. Нужно его интерпретировать в конкретном смысле. Например – слово «он». Он – это мужчина, или предмет, о котором говорят? В этом случае нужно понимать, о чем речь пойдет дальше. Если в жестовом языке нет аналога слова, я показываю его дактилем – в буквенном эквиваленте. Или заменяю синонимом. Не каждое иностранное слово можно перевести, как один синоним. Нужно объяснить в нескольких жестах. Например, «украинец» – «Украина и человек». Ищу или синоним или объясняю другими словами. Поначалу у меня были проблемы с тем, чтобы успеть за диктором. Но так как я уже почти шесть лет работаю переводчиком, сейчас я все успеваю.



Ну а в завершение хотелось бы вспомнить одну бородатую пословицу. Слово – серебро, молчание – золото. Не потому ли профессионалов-переводчиков с жестового языка  так и нужно ценить – на вес золота...
 
Источник: MediaНяня

Нам важно ваше мнение! Пишите комментарии и присоединяйтесь к нам в социальных сетях: ВКонтакте, Twitter, Instagram, YouTube, Facebook. И устанавливайте наше мобильное приложение для Android и iPhone.



 

Комментарии  

Debil
#6 Debil 30.12.2013 14:34
Цитирую Игорёк:
Цитирую Lyuba:
Ещё бы им закончить на сурдопедагога, отличные были бы учителя!!!
А значит и хорошее будущее у глухих...

Татьяна Журкова по образованию сурдопедагог, Александр Трыкин - дефектолог.
Только я не понимаю, в чем суть переводчику быть еще и сурдопедагогом? Для общего развития - да, возможно. Но в профессиональной деятельности это пригодится как и общий курс математики.

Цитирую Игорёк:
Цитирую Lyuba:
Ещё бы им закончить на сурдопедагога, отличные были бы учителя!!!
А значит и хорошее будущее у глухих...

Татьяна Журкова по образованию сурдопедагог, Александр Трыкин - дефектолог.
Только я не понимаю, в чем суть переводчику быть еще и сурдопедагогом? Для общего развития - да, возможно. Но в профессиональной деятельности это пригодится как и общий курс математики.

Игорёк, ты глубоко прав! Нельзя понять, о чем пишет, Lyuba, понять нормальным русским парням то, о чем трезвонит Lyuba, невозможно. Да и не надо.
Цитировать
nkvdd
#5 nkvdd 27.11.2013 20:15
да зачем сейчас на телевизоре в углу переводчицы,ког да прогресс шагнул вперед-достаточ но бегущие титры,читаешь и заодно развиваешься по грамматике ))),а махалово только отвлекает,да и еще не все понятно+отвлека ют :lol:
Цитировать
Lyuba
#4 Lyuba 27.11.2013 19:51
В школах для глухих детей не хватает професиональных преподавателей. Очень важно не только, чтоб учителя учили професионально, но и чтоб дети поняли конкректно, как понимают слышащие дети учителей. А это значит надо знать культуру глухих и подход к ним. А не бить их, и не заставлять всё подряд учить наизусть. Я когда училась в старших классах, меня просили заменять учителей в младших классах. Дети с радостью встречали меня, и столько вопросов задавали мне. Ведь в учёбе главное понять пройденный урок. Грамотный глухой лучше объяснит, чем профессиональны й педагог, не знающий культуру глухих. Почему я и говорю, что эти переводчики, знающие глухих, могли быть отличными педагогами для них, им бы кончить педагогический институт. У нас был классный руководитель, Галина Борисовна. Очень замечательная учительница из всей нашей школы. Почему? А потому что у неё была сестра глухая, окончившая ЛВЦ, художница. И её родители работали в нашей же школе, мать–по географии, отец–по рисованию. Очень важно быть не только профессионалом, но и знающим жестовый язык и культуру. И только тогда вы будете интересными для глухих детей, и только тогда им будет интересно учиться. И только тогда глухие будут грамотными, раскрепощенными , умеющими постоять за себя среди слышащих.
Цитировать
Игорёк
#3 Игорёк 27.11.2013 15:23
Цитирую Lyuba:
Ещё бы им закончить на сурдопедагога, отличные были бы учителя!!!
А значит и хорошее будущее у глухих...

Татьяна Журкова по образованию сурдопедагог, Александр Трыкин - дефектолог.
Только я не понимаю, в чем суть переводчику быть еще и сурдопедагогом? Для общего развития - да, возможно. Но в профессионально й деятельности это пригодится как и общий курс математики.
Цитировать
Lyuba
#2 Lyuba 10.09.2013 08:37
Цитирую Читательница:
Интересные вопросы-ответы. Спасибо за публикацию. Всем переводчикам желаю успехов, роста и огромной благодарности за нелегкую работу.

Ещё бы им закончить на сурдопедагога, отличные были бы учителя!!!
А значит и хорошее будущее у глухих...
Цитировать
Читательница
#1 Читательница 08.09.2013 03:47
Интересные вопросы-ответы. Спасибо за публикацию. Всем переводчикам желаю успехов, роста и огромной благодарности за нелегкую работу.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Комментирование доступно гостям. Комментарии модерируются.
Оставляя комментарий, вы подтверждаете, что согласны с Правилами.
Правила размещения сообщений пользователями на сайте «Глухих.нет».


Войти с помощью соцсетей



Защитный код
Обновить

Нравятся новости «Глухих.нет»? Отблагодари рублём!




Ближайшие мероприятия


   

Авторизация

Вы можете войти с помощью социальных сетей:

или пройти обычную процедуру авторизации: