Мы работаем при поддержке
08.12.2016. Четверг
У глухого композитора украли слуховой аппаратВ Обухове Киевской области злоумышленники обокрали глухого композитора Леонида Пономаренко, которого пресса Германии назвала украинским Бетховеном.

Житель Киевской области Леонид Пономаренко сумел окончить музыкальную школу, курсы баянистов и стал писать песни". Хотя Леонид Алексеевич не слышит даже себя, у него идеальный музыкальный слух и приятный густой, чуть хрипловатый голос, немного напоминающий голос Юрия Визбора. Благодаря добрым людям, которые помогали ему, он творил и радовал не только земляков.

Но вот из Обухова пришла печальная новость: пользуясь тем, что композитор-инвалид не слышит, из его дома вынесли не только музыкальную аппаратуру и 700 долларов, подаренные руководством района на новый слуховой аппарат. Не побрезговали воры даже стареньким слуховым аппаратом!

Чтобы пообщаться с 56-летним глухим композитором, мне пришлось изорвать на записки полблокнота. Потом, устав, он отшвырнул ручку и побежал к соседу, у которого иногда берет слуховой аппарат.

Вспомнили нашу первую встречу. В старенькой, но добротной, построенной еще родителями хате раньше царил образцовый порядок. Его поддерживала старшая сестра Леонида Галина Алексеевна – школьный преподаватель словесности, заслуженный учитель Украины, красавица и певунья. Личная жизнь у обоих не сложилась, и Галина с молодых лет опекала младшего брата – возила по врачам, приводила в порядок рифмы написанных Леней песен и была, как сама говорила в шутку, его продюсером – ездила договариваться насчет встреч на радио, со столичными знаменитостями. Сам Леонид очень стеснителен. Увы, в 2006 году Галина Алексеевна умерла от инсульта.

В юности из-за своей глухоты Леонид Пономаренко чуть не загремел в тюрьму. Как-то летом в Обухове работали студенты. Что-то не поделили с местными парнями. Завязалась драка. Леня находился поблизости, глазел. Не услышал, как налетела милиция.

Загребли и его. Среди дерущихся оказались сынки каких-то начальников, которых вскоре выпустили. А против Лени – парня из простой семьи – возбудили дело, сделали его чуть ли не зачинщиком! Леонид ни на следствии, ни в суде ничего не мог сказать в свою защиту – не понимал, о чем речь. Хорошо, что Галина, девушка боевая, разыскала Дмитрия Гнатюка – народного артиста СССР, депутата Верховного Совета СССР по их избирательному округу. Дмитрий Михайлович и помог тогда восстановить справедливость.

Песни Леонид Алексеевич пишет с детства. Однажды он вместе с обуховской вокальной группой «Добродiї» попал в Германию. Его товарищи рассказали, что автор и исполнитель песен – глухой, как пень. «О-о, украинский Бетховен!» – воскликнули восхищенные немцы.

Как-то земляк из Обухова, покойный уже журналист Украинского радио Виктор Овсиенко, пригласил Леонида вместе с сестрой на запись радиопередачи в Киев.

 – Мы пришли в радиостудию, – рассказывает «ФАКТАМ» Леонид Алексеевич, – а там – девушка обалденно красивая, лицо вроде знакомое, я ее в телевизоре видел! Да это же заслуженная артистка Украины Инеш! А такой простой, доброй оказалась. Я подарил ей две свои песни. Инеш чуть не расплакалась: «Мне всё дарили, кроме песен!» И спела их на телевидении. У меня есть видеозапись. Да только видеомагнитофон украли.

Когда в районном Доме культуры отмечали мой юбилей, Инеш приезжала меня поздравить.

Инеш и Овсиенко познакомили нас с людьми, которые помогли записать аудиокассету и компакт-диск «Дивосвiт». Участвовавший в этом известный пианист и композитор Тимур Полянский потом рассказывал: «Мне никто не верил, когда дома я сказал, что сегодня записывал глухого музыканта». Он вместе с сыном все делал для меня бесплатно. Мы с Галей только магарычи возили.

В 2004 году после публикации в «ФАКТАХ» ко мне прибыли журналисты «Нового канала» снимать меня для передачи «Гордість країни». Я надел наушники со слуховым аппаратом, сел за синтезатор. А оператор говорит: «Сними ты эти уродины, тебя на всю Украину снимают, у а тебя поролон из ушей торчит!» Что делать, если мне подошел только аппарат, который я сам сделал из старых динамиков и кусков поролона?..

Увы, победителем той акции «Гордість країни» признали... слепого музыканта. Нашли чем удивить. Скажите, пожалуйста, летчик Маресьев был бы кому-либо интересен, если бы у него были ноги? Ведь для музыканта главное – слух, а не зрение.

Леонид Алексеевич берет гармошку и, не глядя на клавиши, заводит залихватскую мелодию. Потом передвигает инструмент за спину и, поддерживая ремень локтем, продолжает играть. Его лицо начинает светиться.

С некоторых пор Пономаренко погружен в полную тишину.

Говорят, тем, у кого врожденная глухота, легче. Леонид же с детства помнит голоса родных, летний шелест листвы вишняка вокруг хаты, пение птиц и шум машин, доносившийся с киевской трассы.

В семь лет Леня переболел гриппом, потом корью. Взрослые не сразу заметили осложнение на слуховой нерв. Во время диктантов мальчик перестал слышать некоторые слова и части предложения, которые диктовала учительница, стеснялся попросить повторить.

 – Училка думала, что я невнимателен, – рассказывает Леонид Алексеевич. – Пошли двойки, нарекания. Стал второгодником. Пытался подглядывать у одноклассников. Они, считая меня балбесом, заслоняли тетради. Однажды не выдержал, заплакал.

Мама как-то попросила меня что-то сделать. А я сижу и смотрю на нее. Она раздраженно: «Льоню, ти що, глухий?» Я же вижу – у нее только губы шевелятся. И тут маму осенило: «Дитино моя!..» Прижала к себе... Пошла к учительнице. Та пересадила меня на первую парту, начала относиться внимательнее.

Я даже в музыкальную школу поступил по классу баяна. Очень любил музыку. У нас в роду все были музыкальными – кто пел, кто играл...

Но глухота прогрессировала. Меня, конечно, пытались лечить. Даже к профессору Коломийченко, киевскому светилу, возили. А он осмотрел меня, почитал историю болезни и сказал родным: «Улучшения не ждите, будет только хуже». Он думал, что я уже совсем глухарь. А я тогда еще немного слышал. Не хотел огорчать маму своими слезами, она была и так убита, старался не подавать виду. Но на душе так горько было. Даже жить не хотелось. Да, наверное, помогали примеры Павки Корчагина и Маресьева, и про того же Бетховена в музыкальной школе рассказывали. Но одно дело читать о чужом горе, и совсем другое – испытывать его на собственной шкуре.

 – Вы не пытались подружиться с членами общества глухих?

 – Нет. Эти люди, не в обиду им будь сказано, постоянно напоминали бы мне о моем поражении. И потом, разве можно переложить музыку на язык глухих? Поэтому меня всегда тянуло к здоровым. А музыку я, даже когда совсем перестал слышать, все равно чувствую – пальцами, что ли. Вибрации инструментов, наверное, передаются прямо в мозг. У меня пальцы очень чувствительные. Случается, оборвется, утонет в колодце ведро – ни у кого не получается его кошкой зацепить, на большой глубине ведь ничего не видно, не слышно. А я пальцами чувствую, как крючок кошки скользит по железу и подбирается к дужке. Так и вытягивал.

Благодаря этой чувствительности рук я выучился на сапожника, шесть лет работал в Украинке. Пока станком палец не отрезало. Просто не услышал, что станок работал! Уволился. Ничего, музыка кормила. В лучшие времена на свадьбах зарабатывал до трехсот долларов. Но для того, чтобы зарабатывать музыкой, нужен хороший слуховой аппарат.

В прошлом году я решил попытать счастья в телешоу «Україна має талант». Одолжил у соседа слуховой аппарат и поехал на кастинг. Аппарат оказался паршивеньким, мне не совсем подходил. Короче, я сбился с ритма, выступление запорол. Мне сказали: «Извините...»

А я бы... Я бы себе на все сам заработал. Но для занятий музыкой и пением нужен хороший слуховой аппарат. Районное начальство мне уже неудобно просить, оно мне и так помогало. Вот если бы снова попасть на акцию «Гордість країни».

Мне бы «Ямаху» профессиональную. У нее возможности значительно шире – может воспроизвести звук любого инструмента или целой группы инструментов. Не то что мой любительский синтезатор, который мы когда-то купили за 700 долларов, продав старые отцовские «Жигули». Профессиональный стоит раз в десять дороже.

 – На что вы сейчас живете?

 – На пенсию по инвалидности. За нее и балалайку не купишь. Деньги на жизнь и на новую аппаратуру я бы сам заработал. Но без слухового аппарата это невозможно. Помогите, люди добрые!

На прощание Леонид Алексеевич сунул мне два листика с нотами и словами:

На вiкнi, на вiкнi
Вiзерунки яснi.
Залунали святковi пiснi,
Як в казковому снi,
Усмiхнулась ялинка менi...


 – Передайте кому-нибудь из артистов. Может, кто купит.

Я пообещал передать.
 
Источник: Факты

Оставляйте комментарии, подписывайтесь на «Глухих.нет» в социальных сетях: ВКонтакте, Twitter, Instagram, YouTube, Facebook и, конечно же, обязательно устанавливайте наше мобильное приложение для Android и iPhone.



 

Комментирование закрыто.

Нравятся новости «Глухих.нет»? Отблагодари рублём!




Ближайшие мероприятия


   

Авторизация

Вы можете войти с помощью социальных сетей:

или пройти обычную процедуру авторизации: